eris 1986
Кто-то говорил что дождь - это всего лишь вода, капающая с неба. А он видел в дожде улыбку рыжеволосой странница мелькнувшей в его жизни. Все утверждали что Петербург - город сырости и тревоги, а он, приехав, нашел если не покой, то относительное умиротворение. Он вообще часто видел все по-другому. И это не всегда нравилось его окружению. Он любил и умел мечтать. Иногда мечты переходили в картинки ощущения, и он или записывал их или рисовал. И чаще всего из под руки выходило то самое затертое слово в словаре человеческих отношений - Любовь.

Но для него оно было если уж не святым, то светлым. Он видел любовь даже там где, казалось бы, это совершенно не возможно. Даже солнечный луч, пробежавший по его влажному после дождевому лицу, говорил ему - " Люблю". И еще... Еще он хорошо запомнил совет, полученный в детстве - во взрослую жизнь обязательно нужно взять две вещи - мечту и любовь. И если первое ты можешь выдумать, то второе придется хорошо поискать...
И он искал. Когда люди говорят о том, что мужчина или женщина перебирают партнеров как перчатки и с ними не стоит иметь дела - они глубоко не правы. К примеру, он знал человека, в жизни которого девушки менялись довольно часто. Нельзя сказать, что он их не любил - просто приходил момент, и он понимал, что все, что было возможно дать и получить конкретно в этих отношениях - уже дано и взято. И он шел дальше. В его честь надо сказать о том, что ни одна девушка, бывшая рядом, не осталась обиженной на такой поворот судьбы. А одна из них даже отметила" На перекрестке жизни так много других интересных вещей, что мне жаль тратить время на пустые обиды". И он понимал это.


Если представить что мир это большое зеркало, а мы отражение, то человек ищет или максимально похожее на себя или полностью противоположное себе же. Его мысли вернулись к рыжеволосой страннице: " Вот еще одно отражение в моей жизни. Кто она? И почему пусть на один короткий миг, она прошла через мое отражение?" Он придерживался мысли, что все люди даются зачем-то. Это как новый штришок в альбоме. Он может быть совсем слабым и незаметным, но без него не будет картины или портрета. Можно пустить мысли на волю и пофантазировать о той жизни, что была бы, если задержать рядом конкретно этого человека. И это тоже вернет тебя к понятию Любви. Потому что все рано или поздно приходит именно в точку отхода.
К примеру, он представил себе, что рыжеволосое чудо на самом деле появилось в его судьбе не на секунду, а задержалось почти навсегда. Он подумал о том, что не успел отловить оттенок ее глаз. И в какой-то степени это было замечательно. Ведь пока ты не фиксируешь человека до кончиков его пальцев, ты можешь творить его для себя. Задумавшись над рисуемой картинкой, он умудрился не заметить огромную летне-осеннюю лужу. Брюки намокли, но это ни на секунду не вернуло его к действительности. Точнее вернуло не в том ключе. Он впервые присмотрелся к району, через который шел и увидел большое количество рябиновых деревьев. " Осенью рябина будет рыже-красной как моя незнакомка"...

Рука потянулась к ветке, на которой росло наибольшее количество не ярких оранжевых ягод. Он помнил, что рябиновые ягоды достаточно горькие, но почему-то именно сейчас в городе после дождя и встречи с незнакомкой ему вновь захотелось почувствовать этот привкус горечи на губах. А еще вспомнился наказ из детства, согласно которого рвать и есть ягоды, которые ты не знаешь опасно для здоровья. Он улыбнулся. Все запреты взрослых, как правило, давали обратный эффект. Не для него так для друзей детства. Обязательно находилось два или три человека поступавших наперекор взрослого суждения. Потому что в детстве всегда хочется найти повод и причину поступать, так как хочется именно тебе.
Маленькая рябиновая гроздь лежала на ладони. Он внимательно смотрел на крепенькие ягоды и думал о том, что скоро осень. Первая осень в городе Грусти. Петербург всегда ассоциировался с грустью. Грифоны на мосту, Нева с корабликами для экскурсий и толпы туристов по выходным - все это вызывало в нем грусть. Иногда состояние было настолько щемящим, что он невольно искал глазами уличного музыканта и останавливался для того чтобы не просто послушать музыку, а собрать свои мысли в порядок. Вечерами после таких прогулок он писал картины. Но сегодня грусть настигла его там, где не было ни туристов, ни центра города. И крутя в ладони рябиновые ягоды, он уже знал, что нарисует незнакомую девушку с рябиновой гроздью в руке.